kriukova (kriukova) wrote,
kriukova
kriukova

Category:

ОБНАЖЕНКА. #зеркалопоследнихдней Собственно, ПОЭМА

Елена КРЮКОВА

ОБНАЖЕНКА

Я сегодня - душу наизнанку.

Время - вот: приходит спозаранку.

Вывернуть нутро чулком, носком ли.

Полон рот пожизненной оскомы.

Долго, долго, долго я молчала.

Гордая, ходила, как монашка.

Исповедала грехи я после бала.

Сдергивала потную рубашку.

Время. Вот приходит мое время

Обнажить пороки и проклятья,

Братние и брачные объятья,

Лисий мех - на шубу ли, на платье,

Будущую смерть в лицо узнать бы.

Наплевать. Нагая - предо всеми.



Ни клочка белья. Ни лоскутенка

Кружев ли, фланели, бедных тряпок

Довоенных. Жальче я котенка,

Бешеней кутенка. Дрожью - лапы,

А не руки. Вы счастливей, звери.

Вам потребен клекот, вой, не слово.

Голая сегодня - до основы.

Зеркало. Серебряные двери.



Распахнитесь. Ну как локтем двину!

Разобью полынную судьбину.



Отражаюсь вся. В заплечье - войны.

Кадры, сводки. Нет новья постылей.

Время, ты мычишь коровой дойной,

А тебя и подоить забыли.

Наблюдаем в призрачную линзу

Нашу жизнь. Она еще одета.

И еще в салаты крошит кинзу,

И еще зовет друзей на тризну,

Заряжает брюхо пистолета.

Новости. Я плюну в темь экрана.

Лжет о том, как погибают люди?!

Правда! Правда! Встала нынче рано.

Зеркало несет меня на блюде.

Плачу перед зеркалом. Мне страшно.

Я сегодня - душу нараспашку.



Зеркало, ты отразило тело.

А душа прикрыться не успела.



Ну, давай, разглядывай ты локти,

Прахом уплывающие ноги,

Груди, страстью выпиты, убоги,

А вчера еще лепили боги,

Чертовы полосовали когти,

Мельтешат колени при дороге,

Пятки, а мозоли полустерты,

Босиком - вот счастье без начала,

Голяком - ведь это звучит гордо,

Босяком пропасть на дне, мой Горький,

Ведь об этом я всю жизнь мечтала.



Время, ты меня куриной костью

Обглодало, кинуло собакам,

Оболгало золоченой злостью,

Мой багет обмазывало лаком.

Местью на холсте моем черкали,

Отпечатки пальцев оставляли

Кровью, лимфой да рассолом-страхом,

Суриком мазюкали, краплаком,

Водопадом бешеного Баха,

Топором, вонзающимся в плаху,

Те картины помню я до дрожи,

Те распятья ниц, на одеяле,

На снегу, в отверженном подвале,

Кочегары в топку мя швыряли,

Били в грудь, наотмашь били в рожу,

Набивали мне тату на коже -

Хрипло ржали: ври! себе дороже! -

О войне, о мире, первом бале,

О наряде, вьюжном покрывале,

О снаряде: это страшно, Боже.



В зеркало гляжу!

Там зимний город

На меня катит людским потоком.

Человечий вал! Там каждый - Богом

Во трамвайном месиве. Там голод

По любви!

Толпа мощнее бури.

Вот поет, орет, блажит, ругает,

Кулачонки к небу воздымает,

Кулаками - скулы в кровь! - и лупит

Под ребро чужое, в жар соседский,

В старца лик, блокадный и советский,

Я в него гляжу - и, как под лупой,

Вижу: каземат... разбиты губы...

Слышу стон осины соловецкой,

А толпа бежит, ей на работу,

А толпою - валенки и боты

"Прощай молодость", парижские сапожки

За сто долларов, такая нынче мода,

Платья рвет, швыряет в грязь заботы,

Вон летят заклепки и застежки,

Кнопки и крючки в родной окрошке,

Ненавидят, любят... вдруг - как кошки -

По лицу родимому - когтями!

Ненависть, вот это будет с нами!

Ненависть, да это уж случилось!

Полюбить дай, Боже, сделай милость!

Только хищно бьют и оголяют,

Да прямой наводкою стреляют,

После боя - водку выпивают,

Жжется амальгама ледяная,

Зеркало бутыли, ртуть живая,

На передовой - не закопают,

Отпоют от края и до края,

Волком воют, по-собачьи лают

На врага! а враг-то - мать родная...

Как во сне, в церквях поют Писанье...

Входит под ребро пеньё строчное...

Демество, а проще - задыханье,

Красный крест, кантабиле ночное,

Нам орут на площади, колышут

Ряской нас, икрой многоголовой!..

...площадь нынче голая. Не дышит

Дух и дых. Вначале было Слово.

Голое. Огонь, горящий голос.

Это ты молчишь сегодня, город,

Вымерзший и вымерший так подло.

Заболели все. Себя не помнят.

Очумели все. Лежат в телегах.

Чернь лица. Нагие крылья снега.

До ребра обнажены морозы.

Серебра молитвенные слезы.

Нострадамий ходит с маслом розы.

Мажет лбы, и щиколки, и пятки

Снадобьем. Уходят без оглядки.

Смерть дырява. Жизнь - на ней заплатка.

Кислород - подушкой адски сладкой.

Онемели. Молятся могиле.

Помнят вещий сон. Себя забыли.

От себя шарахаются в масках.

О себе рассказывают сказки

Дед-Морозьи - полночью морозной.

Все любимы, да сегодня поздно.

Выпорот, наказан ты и вспорот.

Зимний нож украденного мора

Полоснул по глотке торопливо.

Зеркало. Я голая. Умора.

Старая. Гляди, еще красива.



Руки шире в зеркале раскину.

Отразит меня стекло больное.

Обнимаю всех. Отца и Сына,

Памятника тулово стальное.

Обнимаю шеи, плечи, спины,

Прижимаю животы и чресла,

Всю толпу, орущую бессвязно,

Улицы, вокзалы, рынки, рельсы,

Всю толпу, вопящую бессмертно,

Божий океан, людской, безмерный,

Обнимаю крепко и напрасно,

Обнимаю голо и воскресно!

Зеркало, распятье без ответа!

Отсверкнуло утреннею казнью!

Я стою, и руки на полсвета

Растянула - голо, без боязни!

Обнимаю, голая старуха,

Этот мир, заблудший по-овечьи!

Я - твоя опричная поруха,

Я - твоей Пасхальной Ночи свечи!

Я - твое объятье! Это трудно!

Обнимать - тяжелая работа!

Мой горячий цех, тысячелюдный,

Руки самолетного полета!

Я все вижу, люди, да не знаю!

Зрю незримо, грешница святая.

Я - восстанья будущего знамя.

Мною пусть погибших обмотают.

Обнимаю и горю - до сажи,

До огарка, мне себя не жалко!

Обнимаю всех - многоэтажно,

Обнаженно, жадно, жгуче, жарко!

Обнимаю! Вот моя планида.

Обнимаю! Завтра вы умрете.

Все! Слезой на ласковых ланитах!

Вспыхнете огнями на болоте!

Вспыхнете кострищами ночными!

Смехом - на грядущих баррикадах!

Обнимаю, повторяя имя

Каждое - до хрипа, до надсада...

Мой народ, могучий ход! Прибоем

Плещешь в краснокаменные стены.

В инее - трава: умрет седою,

А воскреснет зеленью смиренной.



Зеркало. О, что со мною сталось?

Голый свет... а я уже другая...

Грохот... вой... железа жгуча жалость...

Перед зеркалом - одна осталась...

Руки - ввысь!.. и вон я выбегаю

Из тумана, слез и зазеркалья...

А живот мой... молодое брюхо...

Родина-я-мать!.. не чужедальний

Плёс... не изможденная старуха...

Родина я. Мать. Мое зачатье.

Мой родной народ опять рожаю.

Многомиллионное объятье.

На себя гляжу: глаза - ножами

Остро воткнуты в подгрудье, в подреберье...

Под ключицу... кровь - слеза распятья...

Пощади родимую!.. проклятья

Ей не дай... мои отверсты двери

Всем годам, где, веря и не веря,

Всех мы войн напяливали платья...

Сапоги кирзовые, пилотки...

На войне и бабий век короткий...

Мужики стреляют-убивают -

Ах ты, баба, свечка ты живая

У Николы... да у Параскевы...

У лампады - нежные напевы...

На себя смотрю - из отраженья.

На себя - из дымного сраженья.

Через бабу, голую, слепую -

Все вберу, до нитки услежу я:

Через ребра, выпитую кожу -

Грудь-живот в агоний-родов дрожи -

Вижу всё, пути, души дороже!

Так! Зрачки в зрачки! И лунный выгиб

Живота - в живот! И на отшибе

Тощих плеч, развернутых угласто -

Свет полей, дождливых и ненастных!

Свет знамен и площадей во пляске!

Свет горы: заснежены салазки!

Свет полночных фонарей военных,

Слёз - над похоронкой - сокровенных...

Брюхо ты родное! Ты рожало!

Я руками так тебя держала -

Тяжкое - как для печи поленца -

Будто гроб на шитом полотенце!

Зачинала и носила снова!

Родина! Вначале было Слово?!

Нет! Твой стон!

Погибельный, рожальный!

Я - рентген твой!

Лютый звон кандальный!

Вся моя земля, моя родная,

Родина, такой тебя не знаю,

Голая, без лоскута одежды,

Голые - под бурей - щеки, вежды,

Голо отраженная утроба -

Вой и стой до памяти, до гроба,

А потом - Пришествие Второе...

Дай-ка, Мать, от слез тебя укрою...

От ветров... от бичеванья, боли...

Голою - распяли... о, доколе...

Ты в меня глядишь... В тебя гляжу я -

Вижу онемелую, чужую,

Вижу всю, молчащую, святую,

На юру кричащую, простую,

Животом старушечьи пустую,

Неужели пустота за краем?!..

Знаменный распев не повторяем...

Материны песни позабыли...

Погляди, нагая, в славе, силе,

Прямо в сердце мне, в его глубины,

В Божьи поминальные годины,

На мои - твои, любовь!.. - седины,

На мои - твои, земля!.. - руины...

Родина! Зеркальная отсрочка

От границы, где зверины когти...

Ты роди нам дочек и сыночков!

Вынеси их в мир - на сгибе локтя!

Я - перед тобою - на колени...

Или - ты?.. а разница какая...

Колыбель грядущих поколений...

Мать... звезда мерцает... выйди в сени...

Зри: среди икон и песнопений,

Средь Псалтыри зимних откровений

Плачет, лик ладонью закрывая,

Дочь твоя... на сундуке... нагая...

И на бревнах сруба косолапых

Отражает царской амальгамой

Зеркало: рыдающую бабу

И старуху с мокрыми щеками...


(окончание следует)




Tags: #еленакрюкова, #исповедь, #обнаженка, #откровенность, #отражение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments